Авторизация

Логин:
Пароль:
Восстановить пароль
Регистрация
  • Форум
  • Блоги
  • Контакты
  • Новости
  • Продукты
  • Отрасли
  • Обучение
  • Поддержка
  • События
  • О компании
  • 3 (58) | 2011 ГИС в археологии, проект «Кисловодская котловина»

    По следам Серебряного коня: Эссе 

    Белобородько А.М., к.э.н., e-mail: alex_belob@yahoo.de


    Archaeological GIS project «Kislovodsk» (North Caucasus)

    Interdisciplinary GIS-based research already emphasizes involving both aspects of Humanities and Natural Sciences on the topic of studying prehistoric landscapes within a project in Kislovodsk basin (North Caucasus). Main results of the project are the investigation of unexpected new cultural landscapes dating to the Bronze Age in the second millennium BC and the Early Medieval Alanic period in the 5th to 8th centuries AD.

     

    Для понимания развития человеческой цивилизации необходима полная информация о связи человека с окружающей средой. Разработки с применением технологии ГИС представляют междисциплинарные изыскания, включающие в себя оба аспекта: гуманитарные и точные науки. Этот принцип был применен при изучении древних ландшафтов, рассматриваемых в проекте «Кисловодская котловина», Северный Кавказ. Интегральное использование не деструктивных методов, применяющих сенсорную и ГИС технологии, стало основополагающей составляющей археологического ГИС-проекта «Кисловодск». Основным результатом, достигнутым в результате разведок, стало неожиданное обнаружение нового культурного ландшафта, датированного Бронзовым периодом во втором тысячелетии до нашей эры, а также ранним средневековым аланским периодом V-VIII веков нашей эры. Именно благодаря применению ГИС стало возможным определить агрозоны раннего средневекового аланского времени. Это позволило впервые точно описать экономический быт населения той эпохи, что в свою очередь полностью меняет представление о человеческих поселениях на Кавказе.

     


    Археологические памятники Кисловодской котловины – состояние изученности и результаты разведки 1996-2000 гг.


    Поселения с симметричной планировкой: фотография поверхности (сверху) и примеры видов на аэрофотосъемке (внизу).

     

    Перстом божьим называем мы перемену в судьбе. Скорее по интуитивному наитию следуем указующему персту, нежели по здравому смыслу. Идея и желание написать эту статью появились именно благодаря этому знаку, который вначале привел меня на Кавказ, затем ввел в круг ученых, посвятивших половину своей жизни чудесному занятию – путешествию в прошлое.

    В августе 2008 г. мой друг режиссер Виталий Пчелин уговорил поехать с ним на съемки документального фильма, посвященного боям за Кавказ в 1942 году. Будучи максималистом, особенно в мелочах, Виталий стремился воссоздать подлинную картину военных действий на перевалах Кавказа осенью-зимой 1942-1943 года. Срочно нужно было отыскать военные карты того времени. Поиски документов затянулись. Мы перетряхнули пыль местных архивов, связались с Народным союзом Германии по уходу за военными могилами, ГУП «Наследие» Минкультуры Ставропольского края, повстречались с местными поисковыми группами и, как следствие, закончили материалами археологических раскопок в Кисловодской долине.

     


    Результаты разведочных работ 2004-2008 гг. А.Б. Белинского и С. Райнхолд по выявлению поселений с симметричной планировкой (карта составлена С. Райнхолд).


    3D модель территории поселения Кабардинка 2.

     

    Киносъемочная группа продолжала прилежно разбирать залежи старых планшетов и копии топографических карт времен генерала Ермолова. Я же, сославшись на свой пацифизм, погрузился в изучение материалов ГИС “Археологические памятники Кисловодской котловины”. В ссылках и библиографии к проекту я нашел целый ряд современных статей на немецком и английском языках, посвященных древним поселениям на Кавказе, подписанных Сабиной Райнхолд. Любопытство привело меня в университетские библиотеки и этнологические музеи Германии и Франции, где я познакомился, наконец, с этим интересным человеком, фанатично преданным своей профессии, доктором археологии Сабиной Райнхолд из Евразийского отдела Германского Археологического института (Берлин). Мы договорились встретиться в Музейном центре в Берлине-Далеме, а потом в Пергамон-музее, где до 13.03.2011 проходила выставка сокровищ, собранных немецкими археологами на рубеже 19-20 веков на Северном Кавказе.

     


    Стоимостная поверхность на район исследования.


    Результаты раскопок постройки 14 поселения Кабардинка 2: а – ортофотоплан; б – чертежный план; в – вид на помещение 2.

     

    Экспозиция называется "Серебряный конь". На аудиогиде, который я получил вместе с буклетом выставки, Матиас Вемхоф, директор Пергамон-музея вводит посетителей в историю происхождения экспонатов, попутно объясняя выбор названия коллекции и назначение этой серебряной эмблемы: изображения головы «Серебряного коня» – фалары, убранства, которым украшали голову коня. Фалара, скорее, статусный знак, который был принят у древних кочевников. Сама история приобретения этой изящной вещицы музеем была долгое время тайной, поскольку даритель слыл анонимным. Только недавно по завещанию дарителя было раскрыто его имя – Барон Йоханнес фон Дитхардт. Кроме головы коня выставка изобилует как простыми предметами быта, так и ювелирными украшениями.

    Экспозиция начинается записями из дневников немецких и польских исследователей Кавказа, которые просто нанесены от руки на стены. В залах нет ничего лишнего, только тонкий культурный срез эпохи, спроецированный на белую плоскость: извилистая, словно тушью проведенная, черта на белых стенах музея соединяет Берлин с Кавказом. Это путь длиной в четыре тысячи километров, который преодолевали ученые, сначала по железной дороге, потом на лошадях до места раскопок. Следуя взглядом по пунктирной линии, изображающей дорогу, я вспоминал имена русских археологов Г.Д. Филимонова, А.В. Городцова, М.М. Ковалевского, современников Рудольфа Вихрова, с которых началась экспозиция кобанских сокровищ, но о которых не было ни слова на этой выставке. А жаль! Без них не было бы «Серебряного коня».

     


    Афиша на стене Пергамон музея. Археологические сокровища между Черным морем и Кавказом "Серебряный конь".


    Автор статьи на Музейном острове, Берлин.

     

    Археологические исследования данной местности начались давно. Еще в начале ХIX века были обнаружены в предгорьях Северного Кавказа предметы кобанской культуры. Русские солдаты во время Крымских сражений при рытье траншей и окопов находили потемневшие от времени металлические украшения. Русским офицерам, к которым попадали эти вещи, было невдомек, какой ценностью обладают эти исторические объекты. Только позже, после случайного открытия в селении Кобан, придет понимание того, что Кавказ представляет удивительно богатую для археологов область исследований. Когда в 1877г. археолог Г.Д. Филимонов прибыл на Кавказ для организации Антропологической выставки в Москве, он увидел и понял истинную ценность находок, обнаруженных на берегах реки Гизельдон. Филимонов добился финансирования изыскательных работ у села Верхний Кобан и начал разведку около села Казбеги вблизи Военно-Грузинской дороги.

    Вскоре эта местность становится объектом пристального изучения российских и зарубежных ученых. Здесь побывал весь цвет русской интеллигенции: Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Лев Толстой. В дневнике у Сергея Танеева я нахожу записи об этнографе и историке М.М Ковалевском, проводящем раскопки на вершине Рим-Горы. Среди материалов военно-научной экспедиции генерала Г.А. Емануеля в 1829 г. я вижу топографические карты, портреты участников партии и замечательные рисунки Джузеппе, одного из братьев Бернардацци, первых архитекторов Пятигорска, который принял участие в этой командировке. За свою работу в экспедиции зодчий был отмечен присланной из Санкт-Петербурга камерой-обскурой. С ее помощью он запечатлел панораму Центрального Кавказа. В память об этом восхождении братьями Бернардацци был возведен грот «Эльбрус» (переименован в «Грот Дианы»).

     


    Часть коллекции на фоне схемы Кавказа.


    Статья в газете “Ставропольская правда” за 16 октября 2010 г.

     

    Находки на Кавказе, их изысканность и непривычная роскошь изделий для данной местности буквально поражали воображение, поскольку никак не вязались с европейскими представлениями о культуре диких горцев и суровой природе их теснин. Изменение в общественном сознании вызвало нашествие на Кавказ российских и зарубежных ученых, любителей древних диковинок, представителей европейских музеев. Граф А.А. Бобринский приобретает значительное количество вещей в коллекцию Эрмитажа. Стали создаваться частные и государственные собрания кобанской бронзы. Берлин, Санкт-Петербург (Государственный Эрмитаж), Москва (Государственный исторический музей), Британский и Нью-йоркский музей имеют самые значительные собрания.

    Уникальную коллекцию кавказских находок собрал Рудольф Вирхов – великий немецкий антрополог, археолог, врач, основоположник клеточной теории в биологии и медицине. В 1881г. на Кавказе он нашел несколько захоронений бронзового и раннего железного веков. Двумя годами позднее вышла его объемистая монография, посвященная кобанской цивилизации. Его имя в Германии так же свято, как имя Ивана Петровича Павлова в России. Свою коллекцию Вирхов завещал этнографическому музею в Берлине. Это самая представительная коллекция южнороссийских древностей в Европе.

    Музей продолжил традицию ученого и посылал на Северный Кавказ своих археологов. Поэтому я совсем не удивился, когда Райнхолд предложила мне встретиться в этом уважаемом учреждении. В своей поездке по Германии я побывал на факультете Древней и Ранней Истории Университета им. Кристиана-Альбрехта, где открыл совершенно новую для себя науку Археоинформатику, которую немецкие ученые определили как «дисциплину, способную при помощи современных информационных технологий объяснять и решать сложные археологические задачи». Археологическая информатика как дисциплина преподается сейчас в трех высших учебных заведениях Германии: в Университете им. Кристиана-Альбрехта в Киле, в Кёльнском Университете и в Берлинском Свободном Университете. в Кильском университете в 2005г. впервые в Германии была открыта кафедра, посвященная проблемам Археологической информатики.

    Именно здесь 15-17 марта 2011г. проходила конференция, посвященная современным методам исследования развития Цивилизации Европы от бронзового века до Средневековья. Несколько докладов были посвящены раскопкам с применением новых методов исследования с использованием ArcGIS; один из них, по исследованиям на Северном Кавказе, cделала Райнхолд.

    Раскопки требуют крайне сложной обработки разнообразных данных. Намного более сложной, чем мог себе представить до недавнего времени археолог, собирая банк данных для своего проекта. Хорошему археологу потребуются фундаментальные знания из области сравнительной Теории данных, которые студенты Кильского Института изучают как основной предмет наряду с ГИС и Статистикой. О Статистике знают все, по крайней мере, наслышаны, а ГИС – дисциплина, работающая с пространственно-временными характеристиками объектов, имеет особенное значение для археологии.

    В центре внимания работ по археоинформатике находится изучение древних культурных ландшафтов. К главным задачам относятся выявление сложных неоднозначных пространственных отношений, а именно разнообразных элементов древних ландшафтов: как социально обусловленных, так и природных. Основной целью подобных проектов является создание различных моделей, в той или иной степени объясняющих свойства и структуру древних культурных ландшафтов, причины и вектор их развития.

    Функциональные и аналитические возможности существующих ГИС-программ не в полной мере покрывают потребности решения археологических задач, их инструментарий надо использовать вдумчиво и с пониманием сути; иначе это может приводить к ошибкам и проблемам, например, при расшифровке данных раскопок. Одним из выходов является создание собственных приложений, но для этого нужны навыки программиста. И, по мнению д-ра Сабине Райнхолд, археоинформатика уже испытывает потребность в таких квалифицированных кадрах. Райнхолд участвовала еще в первом археологическом ГИС проекте в Кисловодской котловине и является ревностным сторонником широкого применения современных геоинформационных технологий.

    В России подобная дисциплина получила развитие сравнительно недавно. Опубликованные исследования, осуществленные с использованием ГИС, пока не многочисленны, но ведутся с редкостным энтузиазмом. Так, в Институте археологии РАН в 1996г. началась интенсивная работа по созданию ГИС “Археологические памятники Кисловодской котловины”. Данный проект, возглавляемый д.и.н. Г.Е. Афанасьевым, оказался возможным благодаря финансовой поддержке в виде грантов РФФИ.

    Главная задача проекта – составление подробной электронной карты археологических памятников Кисловодской котловины, создаваемой при помощи средств спутниковой навигации. Они позволяют определять географические координаты местонахождения объектов на поверхности земли с точностью в 5-10м, а также высоту над уровнем моря с точностью до 5м. А применение тахометров позволило повысить точность позиционирования до нескольких сантиметров.

    Кисловодская котловина, как упомянуто выше, достаточно подробно изучена. Именно здесь в верховьях реки Подкумок частично пролегал Великий Шелковый Путь. Последние 7-8 лет в данной местности трудится интернациональный коллектив под руководством Дмитрия Коробова (Институт Археологии РАН) и в тесном взаимодействии с Отделом Евразии Немецкого Института Археологии и местной организацией ГУП «Наследие» Министерства культуры Ставропольского края (www.nasledie.org). (Поселения на Кавказе в позднем бронзовом периоде стали темой диссертации молодого ученого Сабине Райнхолд. Новым в совместных разработках явилось применение современных методов изучения древних памятников, а именно использование инструментария ArcGIS и магнитометрической съемки.)

    Из работ участников раскопок в Кисловодской котловине я подробно ознакомился с современными методами и способами ведения исследований в этом районе. Так, помимо полевых раскопок и обычной аэросъемки, д-ром Й. Фассбиндером из Управления по охране памятников культуры Баварии и С.Меркуловым из ГУП «Наследие» были применены магнитометрическая и георадиолокационная съемки, которые помогли точно определить ареалы обитания и формы существования человека в XV-XI веках до нашей эры. Общая площадь съемки составила более 16га, куда вошли 4 зоны обитания древнего человека. На обследованных объектах в 25-30м от внешней стены построек были выявлены зоны с повышенной намагниченностью и точно определены зоны древних погребений и захоронений древнего мусора. Создана базовая карта, слои растровой и векторной тематической информации. Можно с полной уверенностью сказать: древние селища в Кисловодской долине являются одним из значительных памятников мировой истории.

    Созданная ГИС вобрала в себя информацию о более чем 800 археологических памятниках, расположенных в данной долине на территории размером 20х15км. Первый этап разведки, позволивший выявить более 400 новых памятников широко известных типов, был завершен к 2001 году. В основном это были укрепленные поселения с четкими границами-стенами, выложенными из камня. Памятники относились к эпохе раннего средневековья и «кобанской культуры» позднего бронзового – раннего железного века.

    В начале этого столетия к работе подключился Евразийский отдел Германского археологического института. В 2004г. в процессе совместной с Институтом Археологии РАН разведки на аэрофотоснимках были открыты 12 поселений, которые не имеют аналогов. Без применения современных методов позиционирования и ГИС подобные разработки просто не возможны. Обнаруженные в результате исследований с помощью ГИС ареалы обитания древнего человека относятся к местности, считавшейся ранее непригодной для проживания и возделывания сельскохозяйственных культур. Расположение вновь открытых поселений предполагает отличный от нынешнего климат, более высокий температурный режим на высокогорных террасах. Для найденных объектов характерно устройство центральной площади овальной или прямоугольной формы, окруженной по периметру рядом построек с примыкающими друг к другу стенами. Они все гомогенны, нет так называемого центрального подворья, доминирующего над другими постройками. Подобные особенности поселений ранее никогда не отмечались при исследованиях в данной местности, они названы Сабиной Райнхолд «поселениями с симметричной планировкой». До сих пор на поверхности сохранены остатки каменной архитектуры, дающие представление о поселенческих ландшафтах.

    Данные сооружения относятся к ХI-ХII векам до нашей эры и полностью меняют существовавшее представление о системе расселения человека в ту эпоху. Так, анализ данных аэрофотосъемки, проведенный немецкими и российскими учеными, подтвердил существование 220 подобных памятников, расположенных между реками Кума и Подкумок. Древние поселения и примыкающие к ним террасы находятся на высотах 1400–2400м. Из-за холодного климата ранее эти места считались непригодными для постоянного обитания и сельскохозяйственных работ. Селища устроены по единому плану: два ряда жилых помещений и внутри двор, где, скорее всего, держали скот. Рядом с каждым селищем есть святилище, откуда хорошо просматривается Эльбрус. Очевидно, это играло определенную роль при ритуальных обрядах. Проведенный в Германии радиоуглеродный анализ культурных образцов позволил точно установить их возраст. Большинство поселений было основано 1,7 тыс. лет до нашей эры. Это совершенно поразительный факт: они старше древнейших поселений, обнаруженных на границе Грузии и Северной Осетии и получивших в археологии название «кобанская культура».

    Первоначально историки полагали, что носители этой культуры, продвигаясь через Кобанское ущелье, вдоль Главного Кавказского хребта, постепенно добрались до Кисловодской котловины и тут поселились. На основании последних данных, Андрей Белинский (ГУП «Наследие» Минкультуры Ставропольского края) предлагает три сценария развития цивилизации на Северном Кавказе за полторы-две тысячи лет до нашей эры:

    1. было два центра «кобанской культуры»: один на границе нынешних Грузии и Северной Осетии, второй в Кисловодской котловине;
    2. «кобанская культура» зародилась именно в Кисловодской котловине а затем распространилась на юг, до Кобанского ущелья;
    3. самый сенсационный – селища, обнаруженные на горных плато к югу и западу от Кисловодской котловины, принадлежат неизвестной культуре!

    Изучение поселений с симметричной планировкой велось на основе мультидисциплинарного подхода. Такой комплексный подход к исследованиям в Кисловодской долине дал совершенно новый материал о ранее неизвестном историческом факте «кобанской культуры» Северного Кавказа, позволил точно очертить границы раскопок и систематизировать особенности обитания в этой местности.Основным инструментарием в данном проекте стало применение проблемно-ориентированной ГИС (на базе ArcView) с данными археологической разведки, необходимыми базовыми картографическими материалами и функциональными возможностями.

    Чем же характерны нынешние исследования поселений под Кисловодском, и чем они отличаются от других с технической точки зрения? Для данной территории, впрочем, как и для многих других перспективных с точки зрения археологов мест характерна высокая антропогенная нагрузка и активная человеческая деятельность, в том числе и административная, ведущие к исчезновению древних памятников. Чтобы сгладить их необратимое воздействие необходимо пересмотреть наше отношение к охране исторического наследия. Немалую пользу в этом может оказать и внедрение современных средств сбора, хранения, анализа и представления данных, таких как геоинформационные технологии. Сохранить собранную информацию особенно важно, ведь любому археологу известно изречение: Раскопки ведут к исчезновению исторического объекта. То есть, нужно шире внедрять новые, прогрессивные и рациональные методы исследований.

    Как упоминалось выше, в районе Кисловодска было обнаружено большое количество древних террас, их систематическое изучение археологами началось в 1997г. Впервые средства ГИС были применены в исследованиях в 2001г. в поймах рек Березовая и Кабардинка. В результате, на подложке из аэроснимков в векторном формате в виде полигонов с общей площадью 40га были представлены 115 террас. Пространственный 3х-мерный анализ на основе этого векторного слоя позволил найти логику взаиморасположения зон проживания с прилегающими площадками для возделывания сельскохозяйственных культур. Большинство объектов относится к Аланскому периоду. Изучение вегетации и климатических особенностей района позволило на базе ArcGIS смоделировать биомодель котловины за последние столетия. (Большая часть приведенных в этой статье рисунков и фотографий любезно предоставлена Дмитрием Коробовым и Сабиной Райнхолд.)

    Также были учтены записи первого летописца Кисловодска Эвлия Челеби в 1666 году. Вот что он пишет в своей «Книге путешествия» (изд-во «Наука», 1979) о городище Рим-Горе у впадения Эшкакона в Подкумок, наиболее крупном памятнике рассматриваемого района. «Едва ли не сам Всевышний сотворил в доказательство силы рук своих эту беспримерную гору, назвав ее крепостью. С этой образцовой крепостью не могут даже идти в сравнение неприступные крепости во владениях дома Османа. Эта крепость – могущество силы – не идет в сравнение ни с крепостями Мардин, Дихле, Имадийе, Эмрийе, Санджар, Береджик, Маку, ни с крепостью Мангуп в Крыму». Значительность города и окружающих его некрополей, преимущественно катакомбных Х-ХII вв., доказана современным археологическим исследованием А.П. Рунича.

    Название города указывает на присутствие в нем греков-ромеев. Первый элемент имени города «рум» означает византиец (по существу, синоним названия «Рум-калы» на Евфрате). Древнее название города можно определить как «Рум-кала», т.е. византийский город, крепость. Однако никаких следов христианских храмов на городище до сих пор не выявлено, возможно, потому, что его нижняя часть застроена карачаевским аулом Джага и, возможно, погибла для науки, а верхняя часть – цитадель – широким раскопкам не подвергалась. Слово за современными методами исследований, в их числе и ГИС. Дмитрий Коробов и Сабина Райнхолд совершенно уверенны, что без применения ГИС археологические раскопки нынче немыслимы. Новые «пространственные» открытия в Кисловодской котловине стали возможны только благодаря применению основанных на ГИС подходов и методов.

    Послесловие: Во время нашего последнего разговора в Этнологическом Музее Берлина Сабине Райнхолд поведала мне, что в конце лета 2011 интернациональная команда археологов во главе с Андреем Белинским и Дмитрием Коробовым возобновляет исследования в Кисловодской котловине. Многое, по-прежнему, зависит от финансирования экспедиции. Остается только пожелать им здоровья, хорошей погоды и больше счастливых находок, не уступающих по научной ценности «Серебряному коню» в Пергамон-музее. Автор статьи уверен, что в этом им поможет ArcGIS.

     

     

    Прим. Редакции: Результатам этих исследований посвящено много публикаций в СМИ и в научных журналах, их можно найти и в Интернет, воспользовавшись любым «поисковиком».

     




    Версия для печати